ЦОКСЦентральная Объединенная киностудия (1941-1944 гг.) — действовала в Алма-Ате в годы Великой Отечественной Войны.

В нее входили только что образовавшаяся Алма-Атинская киностудия художественных фильмов (до этого здесь существовала лишь Алма-Атинская киностудия «Союзхкинохроника») и эвакуированные сюда «Мосфильм» и «Ленфильм».

Первым директором ЦОКСа был назначен Михаил Васильевич Тихонов. «15 августа 1941-го года, — вспоминал он, — из Москвы выехала первая съемочная группа, а уже в начале сентября в Алма-Аты доснимались, начатые на разных студиях, фильмы «Котовский» (реж. А. М. Файнциммер), «Машенька», (реж. Ю. Я. Райзман), «Александр Пархоменко» (реж. Л. Д. Луков), «Свинарка и пастух» (реж. И. А. Пырьев). Спустя какое-то время прилетел к нам с фронта Константин Симонов, и мы заставили его закончить второй, после его же «Парня из нашего города» сценарий «Жди меня». Сделал он это незамедлительно, и снятый столь же незамедлительно А. Б. Столпером и Б. Ивановым фильм сразу отправился на фронт, к бойцам. Изо дня в день подъезжали москвичи и шефы зарождающегося в Казахстане художественного кино — ленинградцы, поступало съемочное оборудование. И 15 ноября 1941 года решением Совнаркома Союза ССР студия ЦОКС была утверждена официально».
«Почему, эвакуируясь, мы выбрали Алма-Ату? — задавался вопросом в одном из своих выступлений тогдашний начальник Управления по производству художественных фильмов СССР Михаил Ромм. — Да потому, что здесь 365 солнечных дней в году. Столица Казахстана предоставила нам все, что могла: только что построенный и единственный в городе Дворец культуры, где начал работать Театр оперы и балета (зрительный зал его киношники тут же превратили в большой съемочный павильон), самую крупную гостиницу, новый жилой дом, около тысячи ордеров на уплотнение, кинотеатр «Алатау» и территорию для натурных съемок. И это все в тот трудный час, когда Алма-Ата должна была разместить промышленность, десятки учреждений и организаций, тысячи эвакуированных, а потом и раненых. Следовательно, мы предъявили этому маленькому городу огромный и тяжелый счет».

За годы своего существования ЦОКС выпустил около 80 % всей отечественной кинопродукции, то есть, 23 полнометражных картины и 10 короткометражек. Главной темой их была героическая борьба советского народа против фашизма. Ей посвящались фильмы «Секретарь райкома» (1942, реж. И. А. Пырьев) — о мужестве белорусских партизан, «Она защищает Родину», где героиня Веры Марецкой Прасковья заслоняет путь наползающему на ее сына танку (1943, реж. Ф. М. Эрмлер), «Зоя» — о гибели юной партизанки Зои Космодемьянской (1944, реж. Л. О. Арнштам). То были замечательные игровые киноленты — «Во имя Родины» (она же «Русские люди» по К. М. Симонову, 1943, реж. В. И. Пудовкин и Д. И. Васильев), «Непобедимые» (реж. С. А. Герасимов и М. К. Калатозов), «Нашествие» (1945, реж. А. М. Роом). Посвящены они были не только партизанам, но и подпольщикам, героям-одиночкам, целым подразделениям или экипажам, летчикам, как, например, в фильмах «Жди меня» (1943, реж. А. Б. Столпер, Б. Иванов), «Фронт» (реж. Г. Н. и С. Д. Васильевы) и др.

Снимались на ЦОКСе и фильмы легкого жанра, что называется, для души. Первый из них под названием «Антоша Рыбкин» (реж. К. К. Юдин) о веселом кашеваре, который когда надо становится умелым воином, вышел в свет через два месяца после учреждения новой киностудии, то есть, в начале 1942 года. Вслед за ним в 1943-м появились: «Актриса» (реж. Л. З. Трауберг), «Воздушный извозчик» (реж. Г. М. Раппапорт), «Беспокойное хозяйство» (реж. М. И. Жаров). Трогательные и наивные сегодня, в годы войны они имели невероятную силу воздействия. Их демонстрировали во всех частях действующей армии, песни героев напоминали о доме и семье, под их впечатлением шли в бой солдаты.

Последними, пришедшимися на 1945 год, были художественные фильмы «Иван Грозный» (1-я и 2-я серии, реж. С. М. Эйзенштейн) и «Черевички» (реж. М. Г. Шапиро и Н. Н. Кошеверова).

Алма-Ата на время войны превратилась в кинематографическую столицу. Четыре из пяти фильмов страны снимались здесь. В широких студийных коридорах, что именовались Большими бульварами, можно было встретить Пырьева и Пудовкина, Трауберга и Эрмлера, Райзмана и Рошаля, Шкловского и Блеймана, Каплера и Козинцева, братьев Васильевых, Вертова, Роома и, конечно, Сергея Эйзенштейна. Работая армейскими корреспондентами, Константин Симонов, Иосиф Прут, Евгений Габрилович, Илья Вайсфельд привозили с фронта материалы, по которым тут же писались сценарии. В алма-атинских, семипалатинских и других госпиталях актеры и режиссеры встречались с ранеными, а создатели уже готовых картин то и дело выезжали на фронт. Цоксовцев с большой радостью и признательностью приветствовали бойцы легендарной Панфиловской дивизии, с жителями пережившего блокаду Ленинграда и моряками встречался известный по экрану как депутат Балтики, а потом Иван Грозный — Николай Черкасов. После съемок «Воздушного извозчика» в 1943 году исполнители главных ролей Михаил Жаров и Людмила Целиковская отправились со своим фильмом в Первую воздушную армию. Три месяца выступали они перед истребителями и бомбардировщиками, попадали в разные переделки и наблюдали воздушные бои. И именно там они получили совет от маршала Громова снять фильм о ложном аэродроме. Идея эта была хорошо воспринята на студии, и вскоре появился фильм «Беспокойное хозяйство» в постановке братьев Тур. Хорошо принимались воинами Красной Армии также концерты Любови Орловой, Михаила Кузнецова, Николая Крючкова, Павла Кадочникова.

В кинокартинах, которые вошли в золотой фонд советского и мирового кино, снимались такие великолепные артисты, как Михаил Названов и Николай Мордвинов, Максим Штраух и Василий Ванин, Борис Бабочкин и Николай Черкасов, Николай Боголюбов и Олег Жаков, Михаил Астангов и Борис Тенин, Михаил Жаров и Лидия Смирнова, Галина Сергеева и Марина Ладынина, Валентина Серова и Вера Марецкая, Борис Чирков и Людмила Целиковская, Петр Алейников и Сергей Мартинсон, Ольга Жизнева и др.

Подготовкой сценариев для ЦОКСа занимались кинематографисты эвакуированной также в Алма-Ату Всесоюзной сценарной студии. Там работали такие мастера слова и драматургического построения, как Михаил Зощенко, Виктор Шкловский, Константин Паустовский, Сергей Михалков, Константин Симонов, Леонид Леонов, Евгений Петров, Михаил Блейман, Алексей Каплер, Иосиф Прут, Семен Полоцкий, Лина Войтоловская и другие. Привлекались к работе над сценариями и казахские литераторы - Мухтар Ауэзов, Габит Мусрепов, Ахмет Хусаинов, Абдильда Тажибаев, Кабыш Сиранов.

Помимо художественных фильмов в спешном порядке, по горячим следам реальных событий создавались «Боевые киносборники». Это были игровые короткометражные ленты. Уже в первые месяцы пребывания в Алма-Ате были сняты сборники № 10 и № 12. Причем, последний завершался новеллой «Сын бойца» по сюжету, подсказанному режиссеру Вере Павловне Строевой только что приехавшим с фронта Сергеем Михалковым. В основу его лег эпизод о том, как под прикрытием беззащитных женщин и детей на наши окопы наступали фашисты. В работу над сценарием включился известный писатель Габит Мусрепов, а главную роль бойца Айманова со всей искренностью и проникновением сыграл ведущий актер Капан Бадыров. «Сын бойца» вызвал на фронте острую реакцию. Там решили, что это кинохроника. А в 1943 году новелла эта попала в США, была включена в полнометражную ленту «Песнь о России», смонтированную американцами из разных советских фильмов, и имела исключительную прессу.

Следующий короткометражный фильм на казахстанском материале «Батыры степей» был снят по следам только что совершенного летчиком Тулегеном Тохтаровым подвига (в фильме он Куреген). Привлеченный к созданию сценария поэт Абдильда Тажибаев предложил взять романтической параллелью к сюжету о Курегене народную легенду о горе Толагай и батыре Толагае, который не пожалев собственной жизни раздвинул эту гору и открыл доступ к воде. Прием образного сопоставления реального события и фольклорного материала был как нельзя к месту. Он придал повествованию возвышенное, эпическое звучание, что пришлось по душе режиссеру Григорию Львовичу Рошалю, пригласившему на главную роль уже полюбившегося всем Капана Бадырова. Толагая же сыграл замечательный артист Жагда Огузбаев, другие роли исполнили Р. Османова, К. Карабалина, Р. Мусабекова и знаменитая кюйши Дина Нурпеисова. Ни днем, ни ночью не прекращалась жизнь на ЦОКСе. В павильоне (в основном ночами, потому что днем вся электроэнергия поглощалась промышленными предприятиями) и на натуре как в самом городе, так и в его окрестностях шли съемки, изготовлялись из фанеры бутафорские танки и самолеты, актеры и режиссеры устраивали концерты для раненых в госпиталях. Нередко участие в них принимал Эйзенштейн.

Сергей Михайлович, будучи поначалу художественным руководителем ЦОКСа, провел на казахстанской земле неполные три военных года. Правда, в них вместилось так много, что другому человеку хватило бы на целую жизнь. Теоретические разработки (более 20 статей), педагогическая деятельность на режиссерском факультете ВГИКа, который тоже эвакуировался в Алма-Ату, выступления по радио и в кино с призывом к народам мира бороться против фашизма, творческая помощь коллегам-ученикам, встречи в госпиталях, ну, и, конечно, работа над «Иваном Грозным»…

На этом фильме (Сергей Михайлович называл его своей Голгофой) надо остановиться особо. Приступая к нему, Эйзенштейн понимал, что в показе личности Грозного ему представляется уникальная возможность сказать все, что он считает нужным, о пользе крепкой разумной власти и пагубности диктата. Однако сделать это было нелегко, так как картина снималась фактически по заказу Сталина, который лично наблюдал за ее созданием. И если в первой серии жестокость, коварство и авторитаризм Ивана оправдывались объективностью исторического момента («Не ради себя, своей славы, а ради Русского царства великого»), то далее стержневой стала фраза «Един, но один». Именно в силу этого первая серия (1945) была удостоена Сталинской премии, а вторая серия не была допущена к экрану, т. к., по мнению ЦК ВКП(б), высказанному в Постановлении от 4 сентября 1946 года, не удалась («Режиссер Сергей Эйзенштейн во 2-й серии фильма «Иван Грозный» обнаружил невежество в изображении исторических фактов, представив прогрессивное войско опричников Ивана Грозного в виде шайки дегенератов. . . »). Встреча И. В. Сталина, В. М. Молотова, А. А. Жданова с Эйзенштейном и исполнителем роли Грозного Н. К. Черкасовым в феврале 1947 года дала возможность переработать картину, но очередной смертельный инфаркт не позволил Сергею Михайловичу сделать это. Фильм вышел в прокат только в 1958 году. Таким образом, первая серия оказалась лишь разбегом, подготовкой к тому мудрому, трагическому и страшному, что сказал Эйзенштейн во второй, и чего не смог сказать в так и не состоявшейся (успел снять всего два эпизода!) третьей.

Киноэпопея «Иван Грозный» несмотря на все сложности её прохождения, вошла, как известно, в число мировых киношедевров. «Это величайший исторический фильм, когда-либо созданный. Его атмосфера великолепна, а красота превосходит все, что до сих пор видено в кино», — восторгался в поздравительной телеграмме Чарли Чаплин после просмотра картины. И создалось это все благодаря прекрасно выписанному и покадрово прорисованному сценарию, выразительным мизансценам, отлично подобранному актерскому составу, тщательно продуманной композиции, историческому колориту, световому решению, мастерски выполненной операторской съемке, классическому образцу использования музыки в кино. Артист Н. К. Черкасов в своей игре сочетал высокую государственность помыслов Грозного с жестоким нравом тирана, А. М. Бучма, М. А. Кузнецов, М. И. Жаров создали образы его соратников, а М. М. Названов, А. Л. Абрикосов, С. Г. Бирман, П. П. Кадочников — противников-бояр. Съемки операторов А. Н. Москвина (павильоны) и Э. К. Тиссэ (натура) тонко сочетались с новаторской, углубляющей драматургическую канву темпераментной музыкой С. С. Прокофьева. Свидетельством того важного, наполненного творческими исканиями, сомнениями и радостями периода жизни Сергея Михайловича, остались созданные им тогда многочисленные рисунки. В Центральном государственном архиве литературы и искусства России (ЦГАЛИ) хранится 558 его графических работ и более тысячи его же эскизов к «Ивану Грозному». Все они символически помечены авторской монограммой. Две пирамидальные вершины, перечеркнутые поперечной чертой, означали «Алма-Ата», то есть, город с окружающими его горами. В другом случае слившиеся воедино заглавные алма-атинские «А» прочитывались как «М» — заглавная литера обожаемой им Москвы. Символика эта была в духе создателя «Ивана Грозного».

Работая на ЦОКСе, Эйзенштейн жил в т. н. «Доме лауреатов» или как его называли — «лауреатнике». Там же обитали Всеволод Пудовкин, братья Васильевы, Иван Пырьев, Сергей Прокофьев, Михаил Жаров, Лидия Смирнова, Николай Крючков и другие ведущие кинематографисты. Сегодня мемориальные доски на фасаде этого строения говорят о пребывании здесь в годы войны замечательной плеяды мастеров экрана.

В период ЦОКСа в Алма-Ате работали многие московские и ленинградские мастера документального кино — главным образом режиссеры и монтажеры. Операторы, в числе которых были казахстанцы Яков Смирнов, Иван Чикноверов, Александр Фролов, Эмир Файк, Борис Маневич, Борис Пумпянский, Михаил Сегаль, Владимир Масс, в большинстве своем находились во фронтовых киногруппах. Корифеи советской документалистики Дзига (Денис Аркадьевич) Вертов, Роман Кармен и Александр Медведкин, Михаил Слуцкий и Арша Ованесова, автор-режиссер всемирно известной ленты «Турксиб» Виктор Турин и работавший с ним Ефим Арон, режиссер фильмов «Челюскин-1», «Папанинцы», «Казахстан» Яков Посельский, влившись в коллектив Алма-Атинской студии «Союзкинохроника», создавали документальные фильмы, периодические выпуски «Советского Казахстана», «Пионерии», «Советского искусства», монтировали из присланных фронтовыми операторами репортажей «Союзкиножурнал».

Творческое содружество местных и приезжих кинематографистов было плодотворным. Благодаря ему наряду с художественными были созданы казахстанские документальные ленты «Восьмая гвардейская» (1942, реж. М. Я. Слуцкий), «Тебе, фронт» (1943, сцен. и реж. Д. Вертов), «Под звуки домбр» («Казахский киноконцерт» — 1944, сцен. К. Сиранов, реж. С. А. Тимошенко и А. И. Минкин) и др. В последнем был задействован весь цвет музыкального искусства нашей республики — К. Байсеитова, К. Куанышпаев, Ж. Омарова, Д. Нурпеисова, Ш. Жиенкулова и многие другие. Сюда были включены фрагменты опер «Қыз-Жібек», «Ер-Таргын», эстрадные номера артистов драмы, любимые мелодии казахского народа.

Несмотря на сложности военного времени, правительство Казахстана, понимая важность «самого важнейшего из всех искусств» в борьбе с врагом, помогало ему, чем могло. Так, в Алма-Ате держали целый воинский полк с кавалерийским отрядом для участия в съемках фильмов, к услугам кинематографистов всегда были Республиканская библиотека им. А. С. Пушкина и Центральный государственный музей, оказывалось содействие в организации массовок, а для «Ивана Грозного» молодые работницы с энтузиазмом «гримировали» глиной мраморные ступени Дворца культуры под камень, чтобы снимать сцены у приемной палаты или древнерусского собора. Многое было сделано на ЦОКСе во время войны. А главное, именно тогда в кино пришла большая плеяда казахстанцев. Направленные в основные цеха студии и прикрепленные к мастерам искусства, они осваивали будущие кинопрофессии. Была открыта Казахская киноактерская школа, руководил которой Григорий Львович Рошаль, организована кинолаборатория, где обучалась целая бригада. Два больших здания были отведены эвакуировавшемуся в Алма-Ату Всесоюзному государственному институту кинематографии — ВГИКу. Заведующим кафедрой режиссуры его стал Сергей Михайлович Эйзенштейн, и параллельно с ним вел свой курс Григорий Львович Рошаль. Сценарное мастерство преподавал Леонид Трауберг, операторское — Эдуард Тиссе и Анатолий Головня. Актеров учили также Борис Бабочкин, Борис Бибиков и Ольга Пыжова. С января 1942 года приступили к работе руководитель мастерской мультипликации Иван Иванов-Вано, оператор Борис Волчек, ленинградский режиссер Григорий Козинцев. Преподавали Всеволод Пудовкин, Сергей Юткевич и другие.

В 1943 году сдавали экзамены в мастерскую Сергея Герасимова Клара Лучко, Нонна Мордюкова, Олеся Иванова, Инна Макарова — студенты знаменитого «молодогвардейского» курса. Среди них был вернувшийся в Алма-Ату после тяжелого ранения фронтовик, а впоследствии один из ведущих режиссеров «Казахфильма» Мажит Бегалин. Во ВГИКе тогда же учились казахстанцы Ляйля Галимжанова, Игорь Верещагин. Уже в наши дни, во время фестиваля «Евразия-2006» в Алма-Ате на одном из зданий, где в годы войны находился ВГИК, была открыта мемориальная доска. Она — дань памяти о пребывании здесь главного кинематографического вуза Советского Союза, а теперь России и СНГ.

Сотрудничая с известными мастерами, выросла казахстанская творческая молодежь — актеры, режиссеры, операторы. Подготовлены были работники среднего звена — гримеры, монтажницы, бутафоры, пиротехники. Среди них Раиса Аранышева, Елена Белоконь, Роза Джангозина, Таисия Шулятьева, Клара Ярмухамедова, Рафик Каримов, Зайнап Дусенова, Валентина Павлова, Кулиза Баспакова, Зара Таджединова и другие.

Однако рядом с творческими радостями и удачами шла беда. Почта то и дело приносила с фронта похоронные, были безвозвратные потери и здесь. Заболев тифом, скоропостижно скончались замечательные актеры Борис Блинов («Чапаев», «Член правительства», «Подруги», «Жди меня», «Фронт» и др.), Николай Черкасов (Сергеев) - («Джульбарс», «Суворов», «Дорога к звездам», «Непобедимые»), Софья Магарилл («С. В. Д. », «Враги», «Маскарад», «Новый Вавилон», «Города и годы», «Варвары»), сценарист Валентин Кадочников. Потерял свою маленькую дочку Николай Дмитриевич Мордвинов.

Но жизнь шла вперед. За беззаветную, добросовестную работу коллективу ЦОКСа дважды было присуждено переходящее Красное Знамя ГКО — символ трудового героизма в тылу. А во второй половине 1944 года, когда положение на фронтах в корне изменилось, студия с честью завершила свое существование, и «Мосфильм» с «Ленфильмом» вернулись к себе домой. Основные цеха, как пообещал в свое время Михаил Ромм, вместе с оборудованием были полностью переданы Алма-Атинской студии. И если учесть, что до прибытия цоксовской базы проявка и обработка пленки велась здесь вручную, то станет понятной значимость этой акции. Часть москвичей и ленинградцев, как тоже было обещано правительству республики, временно задержалась в Алма-Ате для подготовки будущих специалистов и укрепления казахстанской кинематографии. А такие мастера своего дела, как Ефим Арон, Владимир Файнберг, Михаил Аранышев, Вячеслав Левицкий, Павел Зальцман, остались здесь насовсем.

Таким образом, после отъезда москвичей и ленинградцев республика получила не только одну из лучших в стране производственных баз для создания фильмов, но и квалифицированных специалистов среднего звена, хорошо подготовленных в Школе инженеров, Казахской киноактерской школе и эвакуированном сюда ВГИКе творческих работников различного профиля. Призванная на войну, как солдат, киностудия ЦОКС служила верой и правдой своей Родине в глубоком тылу, ставшем для нее самой настоящей передовой линией борьбы с фашистскими захватчиками на идеологическом фронте.

Источник:
киноэнциклопедия Казахстана


Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*

 

Шәкен Айманов атындағы
«Қазақфильм» АҚ
Алматы қаласы, Әл-Фараби
көшесі 176

                       


Барлық құқықтары қорғалған
«Қазақфильм» АҚ
1956-2015